Concrete jungle владивосток: отзывы, адреса, телефоны, цены, фото, карта. Владивосток, Приморский край

Опубликовано в Разное
/
27 Апр 1990

City in the City Park / Concrete Jungle

City in the City Park / Concrete Jungle

© Alexey Filimonov

+ 50

ShareShare
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Whatsapp

  • Mail

Or

https://www.archdaily.com/921251/city-in-the-city-park-concrete-jungle© Alexey Filimonov© Alexey Filimonov

Text description provided by the architects. The industrial company Mazda-Sollers public space “City inside the city” concept is based on the idea of creating a place which will meet the users’ request for urban environment quality in this industrial area. The number of persons employed is prominent and amounts to 1500. The social survey was conducted to develop the project program, and it helped to find out some hidden, but important regularities, interconnections, processes and behavior patterns. Some of the remarkable requests were open-air daily briefings and other corporate events, lunch break walks, positive attitude to music on the factory site, sympathy for Japanese culture.

The informational support helped to make highly reasonable decisions in the design process.

Концепция общественного пространства “Город в городе” завода Mazda-Sollers основывается на идее создания места, отвечающего запросам к городской среде основных пользователей данной производственной территории. Число сотрудников завода значительно – составляет около 1500 человек. Для разработки программы территории было проведено социологическое исследование: опрос сотрудников компании, в результате которого мы выявили некоторые скрытые, но значимые закономерности, взаимосвязи, а также процессы и сценарии поведения. Например, достаточно выражено прослеживались запросы на проведение планерок и корпоративных мероприятий на открытом воздухе,  прогулки в обеденное время, позитивное отношение к музыке на территории завода, любовь к культуре Японии. Работа над проектом была информирована результатами опроса, что позволило добиться высокого уровня аргументации в проектных решениях.

© Alexey Filimonov© Alexey Filimonov

The discovered tendencies do not obliterate the diversity of user types and activity patterns (also affirmed by the staff members) and this is making a factory resembling a small city in its community structure. This idea formed the basis for the whole project and is reflected in its name — “City inside the city”. Space comprises three archetypical areas which can be found in any city around the globe — the Street, the Square, and the Public Garden.

Выявленные общие тенденции не отменяют того факта, что значительное количество сотрудников компании свидетельствует также и о высоком разнообразии типов пользователей и сценариев поведения, что делает завод по составу населения подобным маленькому городу. Данная идея легла в основу проекта и отражается в названии “Город в городе”. Пространство состоит из трех основных зон, являющихся элементами среды любого города: улица, площадь, сквер. 

© Alexey FilimonovDiagram© Alexey Filimonov

“The Street” is represented as an arranged transit with a parking space adjacent to pedestrian routes but not overlapping with them. The client organization supported our initiative to organize the driveway and pedestrian path from the nearest bus stop. The measures for implementing this included curb stones replacement, setting up zebra crossing with the safety island and marking for cars and lorries. The public space of “the Street” area is intended to be used for the vibrant communication in the groups of people; its territory is adjacent to a parking space but is separated from it with greenery in the concrete planters. The hardscape element “World Cultures” is placed in this area: the central garden-bed with a huge willow tree is surrounded by the seating places with variable width which can be occupied by several groups of people for the conversation in a friendly environment (with an opportunity to sit knee to knee). Copper medallions with the largest car companies’ logotypes and their founders’ quotations engraved on them are integrated into wooden and concrete covers. The location atmosphere is supported by the sound of an internet-radio, which changes the broadcasting station randomly from the given multilingual list every 10 minutes.

“Улица” – это организованный проезд с парковкой, прилегающей к пешеходным транзитам, но не пересекающейся с ними. В процессе работы над этой частью проекта была инициирована нами и поддержана заказчиками организация проезда и пешеходного маршрута от ближайшей остановки общественного транспорта: замена бордюрного камня, устройство пешеходного перехода с островком безопасности, разметка для движения легкового и грузового транспорта. Общественное пространство зоны “Улица” прилегает к парковке, но зонируется от нее озеленением в бетонных кашпо, предназначено для активного общения групп людей.  В этой зоне располагается малая архитектурная форма “Культуры мира”, где вокруг центральной клумбы с огромной ивой и сидениями переменной ширины комфортно может разместиться для бесед несколько групп людей, в том числе сидя друг напротив друга. В деревянные и бетонные покрытия изделий интегрированы медные медальоны с гравировкой логотипов  крупнейших автомобилестроительных компаний мира и высказываний их основателей.

Атмосферу этой локации создает интернет-радио, изменяющее станцию звучания каждые 10 мин на случайную из заданного списка на различных языках. 

© Alexey Filimonov

The next area — “Square” — is a space in front of the entrance to the factory building designed for running corporate events, such as traditional for Mazda-Sollers company Family day where the employees are cheerfully taking part with their children, family members, and dear ones. There is a stage, which can be used as a seating place when it’s not used for its intended purpose. The square is accented by three tall two-headed street lamps. Also, there is a large fir-tree planted here to be decorated during the New Year holidays. The bordering transit has a draw-in for dumping loads and placing food trucks during holding events. Stainless steel electrical distribution boxes are placed here and near the stage to plug-in equipment. The square is separated from the traffic area by the sakura parkway: two rows of trees are planted checkerwise to achieve the visual density while saving transparency.

Some of the trees are placed into circular planters with seating surfaces and built-in lighting.

Следующая зона “Площадь” – это пространство перед входом в производственное здание завода, предназначенное для проведения корпоративных мероприятий, например, традиционного для компании “Mazda-Sollers” день Семьи, в котором с удовольствием участвуют сотрудники с детьми и своими близкими. Здесь располагается сцена, высота которой позволяет использовать ее также как место для сидения в то время, когда она не выполняет свою основную функцию. Площадь акцентируется тремя высокими двуглавыми опорами освещения. В этой зоне также высажена крупная ель, украшаемая в дни новогодних праздников. Проезд в примыкании к площади имеет карман для разгрузки транспорта и для размещения фудтраков в дни проведения мероприятий, для подключения оборудования рядом установлен распределительный щит напольного исполнения из нержавеющей стали. Второй такой же располагается около сцены. От проезжей части площадь отделяется аллей сакур, два ряда высажены в шахматном порядке для достижения большей визуальной плотности при сохранении той же проницаемости.

Вокруг некоторых из деревьев размещены круглые кашпо для сидений со встроенной подсветкой. 

© Alexey Filimonov© Alexey Filimonov

The concept of the third area — “The Public Garden” — is based on the idea of Russian-Japanese collaboration and cultural exchange. The image of the landscaping elements is replicating the sceneries from the pictures of famous Russian and Japanese painters: Isaak Levitan, Ivan Shishkin, Arkhip Kuinji, Koukei Kojima, Katsushika Hokusai, Gensou Okuda. Garden pathways are represented as an oddly shaped flooring structure for “wandering” walks and rest. The main transits leading visitors from the bus stop to the main entrance are made in concrete. The designated smoking area with a windscreen is provided aside from the main routes, closer to the facade. And the jewel in the crown of this area is a canopy with bleacher seatings for holding daily briefings and other meetings.

Третья зона – “Сквер”, концепция данной зоны основывается на идее русско-японского сотрудничества и культурного обмена. В образах ландшафтных групп в близком приближении к оригиналу были воспроизведены природные сюжеты картин известных русских и японских художников: И. И. Левитана, И. И. Шишкина, А. И. Куинджи,  Коукей Кодзима, Кацусика Хокусай, Gensou Okuda. Дорожки сквера представляют собой единую конструкцию деревянного настила затейливой конфигурации для “блуждающих” прогулок и отдыха. Основные транзиты, по которым пролегает кратчайший маршрут от остановки общественного транспорта к главному  входу,  выполнены в бетонном покрытии. В стороне от основных маршрутов и ближе к фасаду выполнена зона для курения с ветрозащитой. Жемчужиной зоны “Сквера” является навес с трибуной, предназначенный для проведения планерок и встреч. Формообразование минималистично-индустриального металлического  навеса основано на трансформации формы окружности покрытия к трем точкам основания. Деревянная подшивка навеса, состоящая из элементов переменной ширины и кривизны, выявляет и подчеркивает этот переход, являясь его логичным итогом.

 

© Alexey FilimonovDiagramDiagram

The company products information panels are also included in the public space area. It should be noted that the area is open for citizens even though it’s a factory’s private land. All the objects and structures are designed and manufactured by the Concrete Jungle company. The best practices of algorithmic design and digital production are used in work performance.

На территории  также располагаются информационные панно, посвященные продукции предприятия. Необходимо заметить, что несмотря на то, что территория принадлежит предприятию, на данный момент она открыта для посещения жителями города. Все изделия и конструкции объекта разработаны и произведены компанией Concrete Jungle. В работе применяются передовые методы алгоритмического проектирования и  цифрового производства.

© Alexey Filimonov

«Семь сопок» весной украсят площадку выше набережной Владивостока (ФОТО)

Самые высокие вершины Владивостока отольют в бетоне на набережной Спортивной гавани. Новый проект «Семь сопок» команда Concrete Jungle обдумывала два года, а в октябре завершила сбор средств на реализацию проекта. Сейчас дизайнеры занимаются сбором и согласованием документов, и, если с бумагами все будет хорошо, с приходом тепла скульптуру поставят на площадке ниже «Океана».

Скульптура представляет собой семь стел из белого бетона. Каждая из них символизирует одну из самых высоких сопок Владивостока. Расстояние между ними пропорционально реальному в масштабе 1:1000. На каждой стеле будет написана высота и название – Монастырская, Комарова, Буссе, Орлиное Гнездо, Холодильник, Шошина, Торопова.

Технологию печати тонких деталей на бетоне сейчас тестируют в мастерской Concrete Jungle. Обычной опалубкой такого не добиться, а с помощью силиконовой формовки — можно. Она пластичная, поэтому легко достается и не крошит бетон.

В мастерской уже стоит прототип — из обычного, серого бетона. Для работы используют специальную добавку – микрокремнезем, а также пластификатор и микрофибру. Бетон по этому рецепту получается гладкий, как стекло.

«Наши партнеры, компания «Беатон», всерьез согласились заняться созданием формулы бетона для такого маленького объема работ, – рассказывает сооснователь Concrete Jungle Феликс Машков о прочности материала для работы. – Мы будем использовать гидротехнический бетон марки не ниже 700. Бетон подобной марки пригоден для строительства мостов вроде тех, что у нас во Владивостоке. Ему не нужно будет обслуживание. Разве что объект не начнут ломать экскаватором. Мы, кстати, даже тестировали объект у себя во дворе, ковшом экскаватора пытались поломать бетонную колонну. Отломился лишь маленький кусок… экскаватора (смеется)».

Деньги на проект собирали всем миром — на краудфандинговой платформе Boomstarter. За 40 дней удалось собрать около 390 тысяч (за вычетом комиссии). 300 тысяч из этой суммы перечислили два донатора — меценат Борис Жилин (ребята даже лично с ним не знакомы) и компания MES. Всего же в проекте поучаствовал 131 человек и из Владивостока, и из других городов России. Полученные деньги покрывают затраты на материал и технику, а мастера будут работать за идею.

Деревянный макет «Семи сопок» уже стоял в ДВФУ, в пространстве «Аякс». Чтобы утвердить постановку скульптуры в городе, его разобрали и отвезли на набережную. Собирался выездной градсовет, специалисты смотрели, как это будет выглядеть. «Были уверены: раз мэр дал добро, то сейчас все быстро пойдет. Да не тут-то было. Опыта в получении документации у нас немного, поэтому не ожидали, что нужно сделать столько бумаг — управление землей без права аренды и собственности очень сложная вещь, также нужно получить документы от всех сетевых компаний, чьи сети могут залегать на нашем участке, получить технические условия для подключения к электросетям, сделать проект электрики и утвердить его в градостроительном ведомстве для получения разрешения на земляные работы. Хотя временная затяжка дает нам возможность додумать проект, — делится Феликс. — Базовые подготовительные работы полностью проведены, мы уже сделали метки на брусчатке. Специально нанимали компанию, которая проводила исследования: не попадем ли мы в какую-нибудь трубу или кабель. И уже просверлили брусчатку. Строить мы пока не можем, поэтому отливаем прототипы, смотрим. У нас есть ряд замечаний, и весной проект будет еще лучше. Во-первых, мы поняли, что не весь бетон у нас должен быть гладким. Нужно добиться ощущения  ручной работы и контраста материалов: ровная глянцевая «скорлупа» и шероховатая скала, вся в зазубринах».

Кроме того, на проекте будет звуковое сопровождение. На Boomstarter эту «фишку» дизайнеры не заявляли, потому что не были уверены, что смогут ее воплотить в бетоне. Теперь собрали и спаяли аудиоплатформу вручную. В проекте появился человек, ответственный за техническое оснащение – Андрей Шиликов.

Звук и подсветка будут связаны. Каждая из семи колонн – отдельный стереоканал, на котором будет воспроизводиться запись с сопок, атмосферный шум. Днем его слышно не будет вообще, только если подойти и послушать одну колонну — как послушать раковину. Звуковое сопровождение колонн можно будет модерировать удаленно.

Для начала отливки бетона нужно, чтобы температура на улице не опускалась ниже +10 °С. Поэтому конечная версия объекта будет изготавливаться прямо на месте, весной следующего года. Усложняет проект электроника: надо закладывать каналы, пазы для кабелей и проводов, лючки, следить за полной герметичностью, чтобы не заливалась вода.

При этом, говорит Феликс, вандализма он не боится. «Вандалы не такие уж глупые, они не будут рисовать на наших вещах. Некоторые строители и архитекторы приносят городу гораздо больше вреда, чем все граффитчики в совокупности, – уверен он. – Этим проектом мы хотим дать понять всем: каждый может сделать то, что он хочет и бетонные скульптуры – далеко не предел. Да, это будет долго. Но сделать можно. Именно поэтому мы использовали краудфандинг, а не искали частных инвесторов, так как это способ наладить связь объекта с людьми, сделать неравнодушных участниками проекта.

Валерия Федоренко (текст), Сергей Орлов (фото)

Близость: архитекторы команды Concrete Jungle соединили Стамбул и Владивосток — Вся Находка

вт, 07 дек. 08:40

Источник www.primamedia.ru

Проект показывает, как две разные культуры, находясь в схожих условиях, приобретают ряд общих черт
Установка панно на стене кафе во Владивостоке. Фото: Concrete Jungle

Владивостокская команда Concrete Jungle представила свой новый международный проект «Близость» (12+), который условно соединил берега Владивостока и Стамбула посредством общего Золотого Рога, сообщает ИА PrimaMedia.

На панно в Стамбуле (установленном на фасаде одного из городских кафе) теперь изображен северный берег Владивостока, а напротив южный берег Стамбула; на владивостокском панно — наоборот. Во Владивостоке панно установлено на фасаде кафе по ул. Посьетская 23, стр. 2.

По случаю презентации проекта ребятами был создан фильм (12+), в котором рассказывается о культурном сходстве двух городов, помимо общих географических названий.

Феликс Машков, соавтор проекта, мастерская Concrete Jungle: «Многие жители Владивостока знают о схожести родного города со славным городом Стамбулом.

Они действительно похожи настолько, что основатель Владивостока Николай Николаевич Муравьев-Амурский, видя схожесть двух мест, назвал главный залив Владивостока — Золотой Рог в честь одноименного залива в городе Стамбул, тогда еще величавшийся Константинополем.

Мы решили убедиться во всем сами. 

Наш проект и фильм показывает, как две разные культуры, находясь в схожих условиях, приобретают ряд общих черт как в быту, так и в градостроительном искусстве. Фильм о городе и о людях, фильм о звуках городов, фильм о том, что мы гораздо ближе друг к другу, чем нам кажется»…

Проект «Близость» состоит из трех элементов: 

Два панно, расположенные во Владивостоке и Стамбуле, связывающие два места материально; Иллюстрированное историческое исследование, рассказывающее о сходстве двух городов; Музыкальная композиция и видеоклип, собранные из материалов записанных в двух городах.

Для того, чтобы лаконично коммуницировать идею общего для двух городов топонима, а также схожесть их географической конфигурации, создатели проекта сопоставили схемы улично-дорожных сетей двух городов, соединив берега Владивостока и Стамбула посредством «общего» Золотого Рога.

Одно панно установлено в районе Балат в городе Стамбул, другое установлено во Владивостоке на ул. Посьетская. Таким образом, города соединились своеобразным смысловым мостом.

На панно в Стамбуле изображен северный берег Владивостока, а напротив южный берег Стамбула; на владивостокском панно — наоборот.

Для простоты транспортировки стамбульский объект был разделен на 15 частей, а вот владивостокский — всего на 5. По понятным причинам, в своем городе проще логистика.

Для переноса такого количества деталей на фасад использовалась специальная бумажная подложка с линиями построения для сборки. Крепёж использовался нержавеющий, так как оба города находятся у моря и обладают крайне агрессивной для металлов средой, способствующей коррозии.

Рядом с каждым объектом есть QR код, ведущий на сайт проекта.Для проекта получилось найти два схожих по своей атмосфере и камерности места, что сделало картину проекта цельнее.

«Мы за архитектурное разноединство вместо порнографии на стенах!»

Владивосток, ИА Приморье24. Художники Вадим и Феликс из группировки Concrete Jungle рисуют на городских стенах китов в натуральную величину, скручивают пространство в единые композиции и используют в работах хлам с городских свалок.

 

Парни говорят, что всегда интересовались граффити и были преданы форме, как основному мотиву в изобразительном искусстве. Когда они начинали 5 лет назад, во Владивостоке на улицах царил стиль 3D — произошло это, по их словам, из-за достаточно сильной изолированности города от московских веяний. «Тогда все болели 3D, заболели и мы». Уже позже к ним пришло понимание того, что двигаться необходимо в другую сторону.

 

Так появилась их первая работа, сделанная при поддержке и с разрешения администрации Владивостока, — подпорная стена на 14-ом километре. В ней они скрутили в единую спираль все цвета окружающей среды — синее небо, коричневую землю, зелень леса. Сейчас этой работы уже не сохранилось: она со временем обветшала и на этом месте красуется не менее масштабное полотно другого молодого художника — Кирилла Bets’а.

 

На подпорной стене в районе Некрасовской, которая теперь так и называется — «Киты» — «джанглы» изобразили нескольких китов в натуральную величину. Сделали это, по их словам, для того, чтобы проходящие мимо люди могли соотносить свои размеры с размерами самых крупных млекопитающих на Земле. «Мы стараемся решить среду. Если стена затэгана, она превращается в большую серую кучу непонятно чего, хаос. Мы несем геометрию, графику, выстраиваем композицию. Нам заказывают дизайн интерьеров, так мы порой даже меняем первоначальные эскизы и всем нравится итог. Оформляли поликлинику — нашли интересное геометрическое композиционное решение вместо той порнографии, которой обычно украшают подобные заведения», — говорят Вадим и Феликс.

 

Они принципиально не занимаются рекламой, и когда на них вышли владельцы японского кафе с просьбой оформить внешнюю стену рисунком из роллов, суши и васаби, предложили свой вариант — геометрический узор, выдержанный в оттенках цветущей сакуры. Получилось очень живо и необычно, в этом — вся уникальность творческого метода Феликса и Вадима, дипломированных художника и архитектора. Заднюю стену ДКМа они решили в виде своеобразной реплики на наш город. «Красивым здание делает не только роспись, у нас про это часто забывают», — говорят они.

 

Они реализовали свою мечту — съездили в Бруклин и сделали там очередной проект, правда, из-за суровых неписаных правил местных художников эскиз пришлось поменять: изначально хотели сыграть на потайном шрифте, но там это не в чести. Сейчас они занимаются проектом «Руки не из ж…пы»: собрали кучу хлама и превратили его в арт-объект, стремясь доказать всем жалобщикам, что материал найти можно всегда, если руки, конечно, растут из нужного места.

Concrete Jungle продюсируют шоу «Лёд и свет» на замёрзшем озере во Владивостоке — артнот

вдохновляющий город

Замерзшее озеро во Владивостоке. Круг из 18 светодиодов вбит в толстый зимний лед с помощью дрели и бензопилы. Вспыхивают огоньки под напряжённый электронный ритм музыки Дениса Казакова. Сцена создана для шоу льда и света.

Создано Concrete Jungle. Они описывают себя как работающих на «грани уличного искусства, архитектуры и инженерии». По словам соучредителя Феликса Машкова. Проект хотел воспользоваться возможностью, предоставленной созданием произведений искусства в районе с очень длинными и холодными зимами. «Лед — единственный полупрозрачный твердый материал, который можно найти в изобилии в природе», — говорит Феликс. Владивосток известен этим. «Пять месяцев зимы позволяют проводить эксперименты с отрицательными температурами.

Другая причина была более локальной. Привлечь внимание к запустению «Городского парка Майн». Район в центре российского города, ставший запущенным и неприветливым. «Этот парк — очень важное место для Владивостока, — говорит Феликс. «Он расположен примерно в том же месте, что и Центральный парк в Нью-Йорке; то есть в черте города. Сейчас там запустение, там нет освещения, и посетители не чувствуют себя в безопасности».

Однако заброшенный парк давал одно преимущество.А именно, что властям на самом деле наплевать на то, что там происходит. «Это дает некоторую свободу», — говорит Феликс. Такая свобода, возможно, позволила бы устроить шоу льда и света посреди него.


Инсталляция «Лед и свет» на замерзшем озере Владивостокского шахтопарка

Открыта в 1985 году на месте бывшего склада военных боеприпасов. «Искусство может определить, как будет выглядеть парк в будущем», — говорит Феликс. «Мы убеждены, что возрождение парка как главного общественного пространства Владивостока — лишь вопрос времени, и что «Лед и Свет» — это первая из многих вех, благодаря которой пространство в конечном итоге полностью преобразится.

Бетонные джунгли — архитектурно-дизайнерская мастерская, основанная уличными художниками Феликсом Машковым и Вадимом Герасименко. Компания занимается проектированием и строительством городской среды и общественных пространств.


Лед и свет в Майн Парке во Владивостоке

Ссылка на оригинальную статью здесь.

назад

как коллектив стрит-арта оживляет Владивосток — The Calvert Journal

В то время как большинство уличных художников крадется в темноте ночи с баллончиком в руке, Феликс Машков и Вадим Герасименко выполняют свою работу при свете дня — и получают за это деньги.Познакомившись через общего друга семь лет назад, пара основала арт-группу «Бетонные джунгли», чьи работы принесли им признание за пределами улиц Владивостока, города, сформированного его непосредственной близостью к Азии. То, что начиналось как проект, призванный привнести немного творчества и красок в город на Дальнем Востоке России, вскоре превратилось в прибыльное предприятие.

Что делает их уличное искусство таким популярным, так это то, в какой степени оно отражает индивидуальность города. Пара черпает вдохновение со всего вокруг, включая в свое искусство элементы природы Владивостока (киты, море), местного фольклора и азиатской культуры.Их ярко выраженные художественные работы, призванные очаровать, а не провоцировать, завоевали поклонников в городе и за его пределами. Во Владивостоке их работы можно увидеть на стенах и в интерьерах любого количества зданий, от кафе до детских садов, а местные власти выставляют свои муралы перед министрами, приехавшими из Москвы. За пределами города постоянно растущий список клиентов привел к получению комиссионных и резиденций даже в США.

«Нарисуй мне Бэнкси или эту картинку из интернета.Мы всегда отказываемся делать такие вещи. Даже по фантастической цене»

В 2012 году Машков и Герасименко были выбраны для участия в паблик-арт-резиденции нью-йоркской CEC ArtsLink, организации, содействующей культурному обмену. Находясь там, они заняли здание в бруклинском районе Бушвик и нарисовали фреску с пышным березовым лесом, населенным медведями. «Мы выбрали медведей не потому, что Россия ассоциируется с медведями, — говорит Машков, — а потому, что 80% популяции медведей живет в нашем регионе.«Работать за границей приятнее, так как чувствуешь себя полезным», — добавляет Герасименко. Дуэт отдает предпочтение клиентам, которые дают им полный творческий контроль и без колебаний отказываются от банальных комиссий. «Нарисуй мне Бэнкси или вот эту картинку из интернета», — говорит Герасименко. «Мы всегда отказываемся делать такие вещи. Даже по фантастической цене».

Несмотря на успехи в стрит-арте, Машков и Герасименко пробуют свои силы и в других видах искусства, в частности, в тех, которые дольше сохраняются в суровом российском климате.Их соответствующий опыт в архитектуре и искусстве помог с их последним проектом: интерактивной деревянной инсталляцией, которая создает световую проекцию человека, когда он приближается к ней. «Год — и стена превратится в руины, а качество вашей работы зависит от качества стены», — говорит Машков. «Но древесина со временем изменится и созреет. Работать с деревом иногда интереснее, чем с граффити».

Renovación urbana: cómo un colectivo de arte callejero está animando Vladivostok

Mientras que la mayoría de los artistas callejeros se esconden en la oscuridad de la noche, lata de aerosol en la mano, Феликс Машков и Вадим Герасименко реализовали сулу трабахо а ля ла бай del día, y se les paga por ello.Después de conocerse a través de un amigo en común durante siete añosHace poco, la pareja puso en Marcha Concrete Jungle, un grupo de arte cuyas obras les han valido el reconocimiento más allá de las calles de Vladivostok, una ciudad mouldeada por su proximidad a Asia . Lo que comenzó como un proyecto destinado a aportar un poco de creatividad y color a la ciudad.en el Lejano Oriente ruso pronto se convirtió en una empresa rentable.

Lo que hace que su arte callejero sea tan Popular es la medida en que captura la personalidad de la ciudad. La pareja se inspira en todo, incorporando elementos del entorno natural de Vladivostok ballenas, el mar, el folclore local y la culture asiática en su arte.Su obra de arte muy distintiva, que претендент encantar en lugar de provocar, les ha ganado admiradores de ла ciudad y más allá. En Vladivostok, su trabajo se puede ver en los lados y en el interior de varios edificios, desde cafes hasta guarderías y autoridades locales.desfilan sus murales frente los ministros que vienen de Moscú. Fuera де ла Сьюдад, уна lista Cada Вез мэр де clientes ха дадо комо resultado encargos у residencias ан lugares загар lejanos como лос-EE.

«Dibujame un Banksy o esta imagen de Internet. Siempre nos negamos a hacer cosas así. Incluso a un precio Elegante»

En 2012, Mashkov y Gerasimenko fueron elegidos para una residencia de arte público de York CEC Arts , una organización Que promueve el intercambio Cultural. Mientras estaban allí, se hicieron Cargo de Un edificio en el vecindario Bushwick de Brooklyn y pintaron un mural de un frondoso bosque de abeduleshabitada por osos. «Elegimos osos no porque Rusia esté asociada con los osos», кости Машкова, «sino porque el 80% de la población de osos vive en nuestra región».»Es más agradable trabajar en el extranjero porque te sientes útil», añade Gerasimenko.El dúo tiene una fuerte Preferencia por los clientes Que les dan un control creativo total y rechazan comisiones banales sin dudarlo. «Поиск Бэнкси или это изображение в Интернете», Дайс Герасименко. «Siempre nos negamos a hacer cosas así. Inclusoa un precio Elegante».

A pesar de su éxito con el arte callejero, Mashkov y Gerasimenko están probando otras formas de arte, в частности aquellas que tienen una vida útil más larga en el duro clima de Rusia.Sus respectivos antecedentes en arquitectura y arte han ayudado con su ultimo proyecto: uninstalación de madera que crea una proyección de una persona a medida que se acerca. «Dale un año y una pared se convierte en rubyas y la calidad de tu trabajo depende de la calidad de la pared», кости Машкова. «Pero la madera cambiará ymaduran con el tiempo. A veces es más interesante trabajar con madera que con grafitti».

Бетон в облаках — Русская жизнь

Я шел посреди пасмурного дня.

Слева от меня густые облака катились с Японского моря, покрывая полуострова, которые выступали из воды внизу, и заметно струились по грунтовой дороге. Справа от меня ярко-синее небо господствовало над зелеными холмами, нетронутыми, за исключением случайных неопознаваемых бетонных сооружений и, вдалеке, двухконечной короны острова: массивного подвесного моста обратно в цивилизацию, Владивосток.

Русский мост. / Катрина Киган

Остров Русский – в переводе остров Русский – полностью соответствует своему названию.Контрасты, характерные для России в целом, существуют в микрокосме на острове: неизведанная дикая природа встречается с современным развитием; секретная военная история предшествует частично спонтанному, частично инициированному правительством семейному настоящему.

По тропе, неизвестной картам Google и Яндекс, ступая по растениям клевера размером с ладонь, заглядывая в джунгли, настолько густо заросшие папоротником, что через несколько рядов деревьев они чернеют, кажется, что остров безлюден. Однако, если вы приедете в летнее воскресенье, в тот момент, когда вы выйдете на скалистые пляжи, свежий запах морского тумана будет изгнан пикантным дымом шашлыка (русские шашлыки).

Русская семья наслаждается пикником на пляже. / Катрина Киган

С 2012 года, когда был построен мост с материка, остров стал излюбленным местом отдыха на выходные для местных семей, которых, конечно же, не смущают усеянные лужами и траншеями дороги, карабканье по пыльным холмам с маленькими детьми, или укусы ядовитых змей (та, которую я видел, небрежно перебегающую дорогу, казалась чуть меньше метра в длину).Однако не вся дикая природа является врагом людей; лисы здесь решили стать супермоделями в обмен на еду.

Смотровой матч. / wgovor / Пикабу

На исторических сооружениях острова происходит обратный процесс. Здесь полевые цветы отвоевывают свою территорию у людей. Смелые туристы с фонариками могут пройтись по артиллерийским батареям времен русско-японской войны в начале 1900-х годов и в какой-то степени сохранялись в советский период, когда остров был милитаризованной зоной. Эпоха оставила после себя легионы безымянных построек самых разных форм и размеров, разбросанных по бескрайнему зеленому ландшафту, словно шлейф из бетонной крошки.

Цветы воюют с батареей имперской эпохи. / Катрина Киган

К сожалению, это не вся жестокая история острова. Остров был базой китайских пиратов Хунцзы, которые нападали на русских поселенцев на Дальнем Востоке в девятнадцатом веке. На одном веб-сайте утверждается, что проклятие Хунхузи может заставить людей слышать голоса и загадочные смерти на острове.Другой российский веб-сайт утверждает, что остров был местом американских пыток и концлагеря во время вмешательства союзников в Гражданскую войну в России. Зверствовали интервенты в лагере буквально на другом конце России, в Архангельске. Однако утверждение о том, что нечто подобное произошло на острове Русский, не может быть подтверждено авторитетными источниками.

Появляется все больше вариантов для менее отважных путешественников, которых больше интересует будущее острова, чем его история. Администрация Приморского края работает над различными проектами развития с момента дебюта острова в качестве принимающей стороны конференции Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в 2012 году, которая состоялась в недавно построенном Дальневосточном федеральном университете, переданном студентов на следующий год. Еще один проект, заслуживающий особого внимания, — Приморский океанариум, открытый в 2016 году, с сопутствующей мини-электростанцией.

Будет больше, но темпы строительства сильно различаются по другим проектам, предназначенным для привлечения туризма.Приостановлены работы по инновационному культурному центру, который министр культуры области раскритиковал как худшую ситуацию, которую он видел за семь лет своей работы. Тем временем студенты пикетировали в знак протеста против шумного строительства музейно-театрального комплекса, которое продолжалось ежедневно после 22:00. Также в работе центр цифрового развития, сафари-парк для местных тигров, нуждающихся в реабилитации, и доступный пляж для людей с ограниченными возможностями.

Доступная всем, по сути, вроде бы тема острова Русский.От технарей до тигров, от пиратов до пикников, от цветов до истребителей, от студентов до змей, множество, казалось бы, несовместимых вещей сосуществуют на этом маленьком — чуть меньше 100 квадратных километров — выступе из моря. На самом деле, так же, как и гораздо большая Россия, в честь которой она названа.

Путешествие амурского тигра в дикую природу | Истории

В середине октября 2016 года наблюдение амурского тигра во Владивостоке произвело фурор. Фотографии и видео тигра, затерявшегося в бетонных джунглях города, попали в заголовки местных новостей и даже привлекли международное внимание.Несмотря на попытки полиции, отряда рейнджеров и сотрудников WWF России найти молодого тигра, он оказался неуловимым.

Наконец, в ночь на 20 октября -го в полицию поступила наводка о том, что тигр был замечен в районе бухты Шамора. Команда рейнджеров использовала тепловизионную камеру, чтобы найти тигра в лесу, и произвела укол успокоительного, чтобы успокоить тигра.

Владика доставили в реабилитационный центр, где оказалось, что это молодой амурский тигр возрастом около 3 лет, весом примерно 309 фунтов., и без травм. Благодаря оперативной и слаженной работе Управления охотничьего хозяйства Приморского края, полиции, сотрудников Центра «Амурский тигр», ветеринарных врачей Сельскохозяйственной академии и Реабилитационного центра удалось избежать возможного конфликта между человеком и дикой природой.

Поскольку Владик проходил реабилитацию, для него был выбран новый дом: национальный парк «Бикин». «Это место было выбрано не случайно. Это не территория других тигров-самцов или крупных хищников, но здесь много копытных и это далеко от населенных пунктов», — рассказал директор парка Алексей Кудрявцев.

амурских тигра вернулись с 1940-х годов, когда охота поставила их на грань исчезновения — в дикой природе осталось не более 40 особей. Подвид был спасен, когда Россия стала первой страной в мире, предоставившей тигру полную защиту. Теперь Владик присоединится к остальным 480-540 амурским тиграм в глуши Дальнего Востока России.

Владик был назван в честь деревни, в которой он был найден во Владивостоке. Его имя в переводе с русского означает «мирный» или «достигающий славы».

15 мая го , 2017 Владик был отпущен в глушь и свободно побежал в верховья реки Бикин.

За последние 100 лет популяция тигров резко сократилась, со 100 000 до всего лишь 3 200 в дикой природе сегодня. Через Tx2 — глобальное обязательство удвоить численность тигров в мире к 2022 году — WWF инициирует новаторские усилия с правительствами ареалов обитания тигров для защиты этого исчезающего вида.

Музей современного искусства «Гараж» объявляет победителя конкурса павильонов «Летний кинотеатр Garage Screen»

Открытый конкурс на разработку концепции дизайна Летнего кинотеатра Garage Screen завершился итоговым заседанием жюри и определением победителя из шести финалистов.Весной 2019 года на Гаражной площади перед музеем будет построен новый летний павильон по проекту московских архитекторов SYNDICATE.

Конкурс, начавшийся 17 октября и завершившийся 26 декабря 2018 г., дал возможность начинающим российским архитекторам решить амбициозную задачу: им было предложено спроектировать многофункциональный временный летний кинотеатр, который будет доступны для посетителей с ограниченными возможностями и соответствуют стандартам экологической ответственности Музея.Организатором конкурса выступило КБ «Стрелка».

В состав жюри вошли Даша Жукова, основатель Музея современного искусства «Гараж»; Антон Белов, директор «Гаража»; Варвара Мельникова, генеральный директор Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» и партнер-учредитель КБ «Стрелка»; Дарья Парамонова, руководитель Strelka Architects; Екатерина Головатюк, соучредитель студии GRACE и архитектор первого летнего кинотеатра Музея; и Ольга Александрова, партнер BuroMoscow.

Даша Жукова: «Одна из миссий «Гаража» — поддержка русского искусства и архитектуры.SYNDICATE предложил нечто большее, чем просто архитектурную концепцию: это новый способ восприятия кино. Мы надеемся, что этот конкурс будет стимулировать развитие временной архитектуры в России».

Антон Белов: «Нам было сложно выбрать победителя. Все финалисты – профессионалы, и каждый из них представил серьезное предложение для павильона летнего кинотеатра, соответствующее нашим требованиям. Я рад, что процесс отбора был непростым, так как он показывает, что российская архитектура находится на подъеме.

Основанная командой молодых архитекторов, имеющих опыт работы в крупных российских и международных фирмах, компания СИНДИКАТ (Москва) создает здания, основанные на принципах простоты, доступности материалов и неприхотливости в обслуживании.

Проект летнего кинотеатра, предложенный SYNDICATE, представляет собой возвышающуюся над землей усеченную пирамиду, которая позволяет визуально разворачивать кинозал в парк, отсылая к архитектуре бывшего кафе «Времена года», реконструированного Ремом Колхасом под постоянный дом для гаража.Благодаря своей смелой форме, необычным материалам и функциональному дизайну павильон станет архитектурным шедевром и подарит ощущение кинотеатра под открытым небом в любую погоду, а его голографические фасады, неоновая вывеска Garage Screen, висящая на уровне глаз, и красный цвет бархатные шторы создадут праздничное настроение.

Проект, предложенный Concrete Jungle (Владивосток), получил особую оценку жюри за интерактивность, минималистичный и понятный дизайн, основанный на наследии промышленной архитектуры.

ЦСИ ЗАРЯ — ЕЛЕНА АНОСОВА / POLITE FISH

1–23 СЕНТЯБРЯ

Исследование взаимодействия русской и азиатской культур, сосуществующих во Владивостоке, легло в основу последней работы сибирской художницы Елены Аносовой, выставленной в Центре современного искусства «Заря». Выставляя получившиеся работы в самом Владивостоке, Аносова предлагает заглянуть в глубоко личный, изолированный опыт художника, погруженного в предмет своего исследования, и в то же время предоставляет автономную (и долгожданную) документацию о том, что происходит. когда две культуры занимают одно и то же пространство.

Исследователь-документалист Аносова использует свой проект «Вежливая рыба» для выявления точек соприкосновения в обмене между двумя культурами, а также их взаимного влияния друг на друга в моменты встречи, такие как межэтнические браки, вращение города на Азиатские формы коллективного спорта или музыки, или интервенция элементов азиатской городской архитектуры в местный ландшафт. Применяя традиционный исследовательский метод погружения, Аносова исследует феномен «вежливой рыбы» — ситуации противоречия между двумя противоположными полюсами, двумя сторонами одной медали, выделяя разницу между внешним проявлением вежливости и внутренней настороженностью, присущей азиатский мир.

Проблема идентичности для русского, проживающего в Приморском крае, заключается в том, что чем больше человек подчеркивает свою «русскость», тем больше он начинает походить на своего азиатского соседа, для которого этот русский часто является первым опытом культурного « Другой.»

Постоянные оппозиции между мужчиной и женщиной, молодым и старым, коллективным и индивидуальным, Востоком и Западом (встреча инь и ян) наиболее ярко проявляются на пограничных линиях, и именно вдоль этих границ Аносова позиционирует свой проект «Вежливая рыбка.

Попытка найти современные эквиваленты воззрениям и воззрениям вокруг исторического контекста Приморского края можно найти в визуальных метафорах аносовой модификации боттичелливского «Рождения Венеры» (девушка, стоящая на куске бетона, как бы на грань чего-то нового, в открытом порту Владивостока) или рубенсовская «Венера Фригида» (девушка с привязанным к спине младенцем, сидящая на корточках в саду камней, как бы надеясь остаться незамеченной, но все же приближаясь к природе. )

Новые автомобили, утопающие в заросшей траве на Зеленке; бойцы ушу на Набке; озеро лотосов на самом лоне природы; или бетонные джунгли университетского городка с его стерильной набережной – рассматривая эти более или менее распространенные образы города, местный зритель мог бы удивиться, узнав, что в центре Владивостока теперь есть детская площадка с китайскими иероглифами, или что деревня Каждое лето в поселке Раздольном работает детский военизированный лагерь. На этих изображениях мы видим себя здесь и сейчас: лица скрыты, границы размыты, азиаты в европейском обществе, европейцы с азиатским менталитетом.Естественная среда обитания наших героев и природная пластика самих фигурок «исчезают» в их городе, как рыбы в воде.

Аносова не впервые применяет такой подход в своей работе. Ее более ранняя серия «Сааган саг» создавалась в течение трех лет, посвященных изучению пересечения двух культур, проживающих на одной территории, — в данном случае русских и бурят в Сибири.

Трилогия Аносовой «Отдел», возможно, одна из самых важных фоторабот современности, позволяет заглянуть в современные женские исправительные учреждения. Первая часть была снята в сибирских лагерях и издана в виде альбома.

Елена Аносова (1983 г.р.) — фотограф-документалист, живет и работает в Иркутске и Москве. В 2013 году поступила в Московскую школу фотографии и мультимедиа им. Родченко. В 2015 году она выиграла гран-при Международного конкурса пресс-фото Андрея Стенина, а также главный приз за документальную фотографию на Балтийской биеннале Photomania-2015. Ранее она была признана победителем конкурса «Молодые фотографы России» и получила стипендию для молодых художников от Министерства культуры Российской Федерации.

Эта выставка не состоялась бы без усилий: Алисы Багдонайте, Тани Богачевой, Яны Гапоненко, Марии Журавлевой, Вячеслава Меркурева, Антона Недоцукова, Татьяны Ольгесашвили, Александры Руденко.

Художник выражает благодарность: Беловой Елене, Белику Руслану и Хэ Дону, Беляевой Екатерине, Бобыреву Владимиру, Бубновскому Антону, Городному Александру, Дудко Виталию, Игошину Вячеславу, Кампиони Полине, Кербель Елене, Колчину Владимиру, Ларисе и Андрей Конищев, Сергей Корнилов, Кирилл Крючков, Валерия Кузора, Антон Куклин, Дмитрий Куманев, Елена Ли, Ольга, Алексей и Марина Ли, Юрий Луганский, Вадим Мартыненко, Петр Молодов, Раиса Мороз, Андрей Никитин, Сергей Орлов, Михаил Павин, Анна Пастухова, Олег и Маргарита Петрух, Иван Проскурин, Бэк Тереза ​​и Виктор Радионовы, Светлана Рыбалко, Сюй И Пин.

Оставить комментарий